Eng 365 : 2065,   : 293 : 786 
| | |

Исследования космоса
Правильная ссылка на статью:

К сравнительному анализу подходов к формированию модели международного космического рынка
Пайсон Дмитрий Борисович

доктор экономических наук, кандидат технических наук

член Международной академии астронавтики

129090, Россия, г. Москва, ул. Гиляровского, 1

Payson Dmitry

Member of the International Academy of Astronautics

129090, Russia, g. Moscow, ul. Gilyarovskogo, 1

dpayson@mail.ru
������ ���������� ����� ������
 

 

���������.

Предметом исследования является международный космический рынок и его передельная структура. Рассматриваются общепринятые подходы к анализу структуры и количественных параметров рынка космических продуктов и услуг, основанные на валовом счете отраслевых продаж (gross turnover) с учетом специфики финансирования космической деятельности за счет государственного бюджета. Разбирается предложенный итальянскими исследователями подход к рыночной структуре, основанный на разделении собственно космической промышленности и т.н. «космической экономики». Предлагается доработка рыночной структуры, основанная в том числе на отечественных реалиях. В заключительной части статья рассматриваются предпосылки к формированию существенно иной структуры рынка, основанной на идее учета добавленных стоимостей по различным переделам. Используется методология анализа отраслевых рынков, основанная на концепциях валового счета и счета по добавленной стоимости, а также существующий корпус методических подходов к структуризации мирового космического рынка с учетом прямых и производных продуктов космической деятельности. В работе впервые проведен анализ актуальных предложений по структуризации космического рынка, основанный на опыте практической деятельности по его оценке. Идентифицированы два различных подхода к анализу, основанные на валовом счете и добавленной стоимости. Предложена интегральная структура рынка, объединяющая популярные подходы, а также принципиальные подходы к формированию модели, основанной на добавленной стоимости по переделам.

�������� �����: валовой оборот, добавленная стоимость, цепочка переделов, космические сервисы, космические услуги, космическая промышленность, мировой космический рынок, развертывание космической инфраструктуры, услуги конечным пользователям, общественное благо

DOI:

10.7256/2453-8817.2018.2.28476

���� ����������� � ��������:

22-12-2018


���� ��������������:

24-12-2018


���� ����������:

1-12-2018


Abstract.

The international space market and associated value chain are considered. We consider the generally accepted approaches promoted by the Satellite Industry Association to analyzing the structure and quantitative parameters of the space products and services market based on the gross turnover approach as well as government funding specifics. The approach suggested by G.Graziola of Bergamo University is analyzed that is based on the space industry/space economy dichotomy. The market structure is interpreted based in the Russia national standardization and experience. The prerequisites for the formation of a substantially different market structure are considered, based on the idea of the added values calculation along the value chain.

Keywords:

downstream, upstream, gross turnover, added value, value chain, space economy, space services, space industry, international space market, public good

В настоящей работе рассматриваются актуальные проблемы сегментации и количественного анализа международного космического рынка, основанного на идее многопередельной отрасли. Актуальность подобного анализа обусловлена прежде всего необходимостью корректного и прозрачного определения рыночного позиционирования компаний космической отрасли и оценки плановой динамики доли рынка при стратегическом и бизнес-планировании. Кроме того, количественные оценки играют существенную роль в формировании качественного аксиоматического базиса анализа космических рынков, включающего, в частности, тезисы об однозначном количественном доминировании частного сектора над государственным и безвариантном приоритете услугового направления развития бизнеса в сфере космической деятельности. Настоящая статья продолжает обсуждение, начатое в наших находящихся в открытом доступе работах [1] и [2], и призвана внести определенный вклад в формирование научно-методической базы структурного моделирования космических рынков на основе цепочек переделов и анализа добавленной стоимости.

Современный подход к анализу космических рынков в разных источниках разнится. Обобщая, можно выделить три базовых передельных уровня (о переделах см. работу Макса Гримара [3], отчет Euroconsult [4], а также наши работы [1] и [5]). Первый включает продукты и промежуточные услуги, направленные на развертывание космической инфраструктуры (upstream), второй и третий – соответственно, услуги конечным потребителям и сервисы (downstream). Продукты – космические аппараты, ракеты-носители и наземная инфраструктура, к промежуточным услугам относятся прежде всего пусковые услуги, а также различные вспомогательные работы по развертыванию и эксплуатации орбитальных группировок. Далее следуют услуги конечным пользователям – различные виды спутниковой связи, навигации и дистанционного зондирования, и наконец сервисы – широкий спектр производных услуг, где космическая составляющая, возможно, основная, но не единственная, и которые, как правило, оказываются провайдерами вне ракетно-космической промышленности.

Следует понимать, что деление upstream/downstream и соответствующие подразделы применимы как в коммерческой ракетно-космической промышленности, так и в сфере государственного заказа, но для государства объем upstream определяется расходами на космическую деятельность, а downstream в большинстве случаев носит немонетарный характер, поскольку государственные космические агентства не продают свои услуги за деньги.

Наиболее популярные модели международного космического рынка ежегодно обновляются в отчетах Ассоциации спутниковой промышленности (Satellite Industry Association) - State of the Satellite Industry [6],[7] и Космического фонда (Space Foundation) [8]. Учитывая распространенность и сравнительную доступность этих материалов, любая вновь предлагаемая или уточненная модель космического рынка должна описывать преемственность с количественными данными State of the Satellite Industry и The Space Report. Теоретические работы по этому направлению ведут, в частности, Euroconsult [4], европейская Ассоциация аэрокосмической промышленности [9], London Economics [10], Bruce Association (является подрядчиком SIA по выпуску ежегодных обзоров), а также ряд университетских исследователей, среди которых необходимо выделить прежде всего Джанкарло Грациолу из Университета Бергамо ([11],[12]). Среди наиболее релевантных российских публикаций последнего времени следует отметить работs И.Фролова [13] и А.Яника [14].

Общий объем мирового космического рынка, рассчитанный на 2016 г. по моделям Bruce/SIA и Space Foundation представлен на рис. 1.

_1 Рис.1. Оценка объема мирового космического рынка на 2016 г.

В «большую» цифру $300+ млрд входят как поставки собственно ракетно-космической техники и пусковых услуг, так и услуги конечным потребителям, например, услуг фиксированной и подвижной спутниковой связи и вещания.

В целом во всех известных и популярных моделях космического рынка рассматривается валовой оборот (gross turnover), то есть общий объем продуктов и услуг отрасли, произведенных за определенный период, независимо от того, продавались продукты и услуги потребителям за пределами принятого отраслевого периметра или частично потреблялись внутри космической отрасли. Простой пример – приобретение оператором спутниковой связи спутника на орбите у предприятия космической промышленности и последующее оказание услуг связи различным корпоративным пользователям, правительствам и частным лицам.

Внимательный взгляд на секторы космического рынка позволяет подвергнуть сомнению известное положение о «подавляющем превосходстве услуг». Практическую значимость имеют объемы, отнесенные к совокупности предприятий-изготовителей. Предприятия космической промышленности занимаются машиностроением, приборостроением, отчасти – услугами, но практически не занимаются сервисами, хотя планы по освоению этого сегмента есть. В любом случае, если из общего расчета убрать услуги непосредственного телевещания, которые составляют чуть меньше трети общего «космического рынка» и которые никогда не входили и не входят в портфолио фирм космической промышленности, доминирование услуговой составляющей применительно к продукции космической промышленности будет не столь очевидным. Аналогична ситуация и с доминированием частного сектора. С учетом вышесказанного, если убрать непосредственное вещание, доминирование частного сектора в объеме заказа космической промышленности перестает быть настолько очевидным. Подробный разбор соответствующей проблематики приведен в нашей работе [2].

Популярные структурные модели космического рынка имеют существенный недостаток, связанный с отсутствием однозначного структурирования по переделам, что приводит к необходимости постоянно делать оговорки о характере учета или неучета «двойного счета» тех или иных составляющих структуры затрат при расчете объема рыночных сегментов, а также затрудняет соотнесение продуктов и услуг с определенными подотраслями общей «космической отрасли», прежде всего – машиностроительной ракетно-космической промышленности и более «модернистского» услугового, а в особенности – сервисного сегмента. Кроме того, сведение в общие расчетные агрегаты товарных объемов различных подотраслей и расходов государственных бюджетов ставит вопрос о характере учета государственных расходов, а затем – и о роли общественного блага в общих передельных цепочках космической отрасли (об общественном благе в космической деятельности см. нашу недавнюю работу [15]).

Остановимся подробно на недавней и одной из наиболее хорошо структурированных попыток интеграции посекторных моделей космического рынка и передельных подходов, предпринятой исследователем из Университета Бергамо Джианкарло Грациолой. В его работе [12] описана четырехзвенная модель, основанная на разделении собственно «космической промышленности» (space industry, SPI) как «сектора, обеспечивающего производство космических продуктов» и «космической экономики» (space economy, SPE) как «сектора, использующего космические продукты для производства некосмических продуктов», при этом термин «продукты» (products) употребляется автором в смысле, определенном системой национальных счетов ООН и включает в себя как товары, так и услуги. Основная идея модели – формирование сетевой структуры, описывающей преобразование исходных продуктов в конечные через модель «вход-выход». На рис. 2 приведена предложенная Грациолой структурная схема, дополненная нашими предложениями по переводу соответствующих терминов на русский язык.

_2 Рис.2. Структурная схема космического рынка ([12], с доработками и переводом)

Прозрачность и подробное изложение принципов и разделов классификатора позволяет использовать «модель SPI/SPE» для построения совместимой модели структуры рынка для использования в условиях российской космической деятельности. При этом введенная автором семантическая дихотомия space private industry/space private economy для различения двух основных уровней передельной цепочки космической продукции, возможно, адекватно отражает традиции словоупотребления англоязычной экономической науки, однако в российских условиях, на наш взгляд, вряд ли может быть переведена «напрямую», поскольку для обозначения однородных категорий (уровней передельной цепочки) пришлось бы в этом случае применять разнородные в русском языке термины «индустрия» («промышленность») и «экономика». Это не отменяет ценности предложенного Грациолой структуры рынка, однако для ее применения в русскоязычной среде обуславливает необходимость скорее интерпретации структуры в целом, чем перевода отдельных авторских терминов.

В поисках аналогов для элементов предложенной системе определений, мы ввели понятие «космических сервисов», отличное от понятия «космические услуги». Такая терминологическая новелла основана в том числе и на опыте практической работы по делимитации различных рыночных сегментов и фрагментов, включая в том числе работы по описанию «доступного рынка» для предприятий и организаций Роскосмоса. В отличие от космических услуг, космические сервисы не являются прямыми результатами использования по целевому назначению космических средств, а представляют собой разного рода цифровые решения, для которых космические данные и каналы связи представляют ключевую составляющую.

Несомненная ценность работы Грациолы заключается в установлении автором взаимооднозначного соответствия между предложенным им классификатором и популярными моделями космического рынка от ASD-Eurospace, Satellite Industry Association, The Space Report, а также с рядом национальных моделей (см., например, [10] и [11]).

В приведенной модели каждый сегмент представлен соответствующей выходной продукцией. Входными (исходными) продуктами и услугами, определяющими структуру затрат, могут быть как продукты нижележащих по переделам секторов внутри модели (в случае, например, закупки операторами спутниковой системы связи космических аппаратов у их производителей), так и продукты и услуги, закупаемые у поставщиков за пределами «космической промышленности». Важно отметить, что валовой характер счета не требует в принципе исключения двойного счета внутренних поставок, когда объем переделов суммируется для получения валового оборота (gross turnover).

В отличие от переделов, выходной продукцией которых являются частные блага в форме продуктов и услуг, четвертый передел (по Грациоло – Public Space Economy, в модели SIA, например – Non-Satellite Industry), во всех известных моделях, включая обобщенные в работе [12], представлен не выходной, а входной продукцией, то есть не монетарной оценкой генерируемого государствами в ходе космической деятельности общественного блага (получение которой на практике является крайне нетривиальным, если вообще реализуемым, упражнением), а объемом государственных космических бюджетов стран мира, далеко не полностью направляемых при закупках в ракетно-космическую промышленность. Поэтому следует проводить четкий водораздел между теоретическим осмыслением результативности деятельности по каждому из идентифицированных переделов и применением соответствующих количественных данных для получения любых агрегатов, в том числе и валовых.

При использовании для расчета сравнительно доступных данных о государственных космических бюджетах стран мира, для четвертого («публичного», «государственного») передела рассматриваемой модели в валовой расчет входит не монетарная оценка объема общественных благ («выход» передела), а стоимость факторов формирования общественных благ, закупаемых в рамках государственных контрактов («вход» передела).

Это обуславливает методическую неоднородность всех моделей, сочетающих в одном агрегате оценку продаж промышленных предприятий (то есть валового оборота компаний) и закупок за счет средств государственного бюджета.

Простейший путь парирования возникающих вопросов – это разбиение государственных закупок по категориям, соответствующим категориям разбиения продаж в остальных переделах, и перераспределение соответствующих объемов по категориям продаж, при необходимости – с введением дополнительного признака «Продажи государству / Продажи частным компаниям и домохозяйствам». Такой подход частично реализован в модели SIA, в которой поставки государствам пусковых услуг и космических аппаратов прикладного назначения (относимых в терминологии SIA к продукции «спутниковой промышленности», satellite industry) можно выделить из общего объема продаж коммерческого сектора, а остальные расходы госбюджетов учитываются в объеме т.н. non-satellite industry, которая считается четко отграниченной от «спутниковой промышленности» по продуктовым рядам. Если принять за аксиому полное разграничение продуктовых рядов (к non-satellite относятся госзакупки в интересах пилотируемой космонавтики и работы, проводимые государствами без выдачи контрактов в частный сектор силами различных государственных центров НИОКР), подобный подход позволяет исключить принципиально значимый объем двойного счета при продажах.

Основной недостаток такого подхода – искажение данных по оборотам промышленных сегментов, когда, например, сведения об объеме рынка пусковых услуг (средств выведения) в явном виде учитываются в части запуска прикладных спутников для государственных и частных заказчиков, а в части запуска пилотируемых кораблей силами госсектора – входят в состав агрегата «неспутниковых» госзакупок. Одна из самых популярных в мире ракет среднего класса «Союз» разных модификаций из 11 запусков в 2018 г. 7 выполнила по программе обслуживания Международной космической станции (данные на 24.12.2018 г.), соответственно, при использовании подхода SIA большая часть оборота, связанного с заказом этих ракет-носителей, оказывается выведенной за пределы сектора «пусковые услуги» и учтенной в недифференцированном агрегате госсектора. Для модели SIA это вполне объяснимо, поскольку эта модель строится и используется именно в интересах спутникостроителей, для которых рынок пусковых услуг не является ключевым. Однако при использовании данных SIA, справедливо популярных в силу доступности, регулярности публикации в открытом доступе и методологической преемственности из года в год, для построения более универсальной модели рынка, такое искажение «ракетного» сегмента является недопустимым.

В модели Грациоло государственные закупки по категориям не разбиты. Здесь предложен иной подход, в соответствии с которым госзакупки выводятся в отдельный сегмент модели, выходом которого являются, строго говоря, именно факторы формирования общественных благ (Collective Consumption products), в то время как собственно общественные блага выведены за пределы расчетной модели наряду с «Наукой» (Science) и «Благосостоянием» (Welfare). При этом вопросы деятельности госсектора по преобразованию факторов формирования общественных благ в собственно общественные блага остаются за пределами рассмотрения. В рамках анализа международного космического рынка это представляется разумным. Более подробное обсуждение роли и места концепции общественного блага в сфере космической деятельности можно найти в нашей работе [15].

Независимо от принятой формы учета продукта «государственного» передела, для валовой оценки нет необходимости в очистке соответствующей величины от двойного счета (прежде всего, при поставке космических аппаратов и средств выведения по государственным контрактам), поскольку валовый оборот не требует исключения внутренних поставок. Тем не менее, при оценке общего объема мирового космического рынка от соответствующего двойного счета часто избавляются как от наиболее очевидного, в отличие от неоднозначно проявляющегося при сопоставлении затрат и выручки на коммерческих переделах. Вопрос методически корректного избавления от двойного счета актуален при формировании модели рынка, основанной на добавленной стоимости, которой посвящена вторая часть этой работы.

Одной из ключевых проблем расчета по добавленной стоимости является неопределенность ситуации с временны м интервалом отнесения соответствующих затрат или прибылей.

За расчетный срок активного существования спутника затраты на его приобретение, учтенные в валовом объеме космического рынка в сегменте «Производство космических аппаратов», полностью входят в качестве элемента затрат в состав тарифов для конечных пользователей в качестве элемента структуры цены спутниковых услуг. Типологически ситуация сходна со счетом валового оборота предприятия, в котором учитывается не только сбыт товарной продукции, но и объем продукции для собственного потребления. Если рассматривать условную космическую промышленность как ограниченную совокупность производственных мощностей, продукция промежуточных переделов может выступать как в качестве товарной (при поставке для государственных нужд), так и в качестве продукции собственного потребления (при поставке операторам космических услуг, которые считаются принадлежащими к космической промышленности).

В текущем расчетном периоде (один год) таким образом компенсируется затраты не на те спутники, которые были приобретены в этом периоде, и уж точно не на какие-либо спутники целиком. Но в целом все спутники, произведенные для коммерческих потребителей-операторов, в конечном итоге отражаются в составе структуры цены (себестоимости) услуговых тарифов, что заставляет делать соответствующую оговорку, когда мы складываем «вал» космических услуг с «валом» производства космических аппаратов для услугового рынка. При стремлении расчетного периода к бесконечности степень полноты соответствующего учета стремится к единице, и соответственно – полный объем производства космических аппаратов и средств выведения, не проданных «наружу» коммерческой отрасли, то есть государственным некоммерческим потребителям, становится предметом двойного счета.

Приведенные соображения придают дополнительную важность ссылкам в моделях SIA, например, на порядок отнесения выручки. Как по космическим аппаратам, так и по пусковым услугам в этой модели считаются контрактные затраты, понесенные на запуски года расчета, неважно, когда затраты были понесены.

Инвестиции в основные средства (спутники на орбите и наземную инфраструктуру) «отбиваются» не мгновенно (популярная оценка по порядку величины – типовой космический аппарат фиксированной спутниковой связи окупается в течение половины срока активного существования). Соответственно, велик соблазн построить модель ограниченного во времени и пространстве проекта, начиная с производства космического аппарата, его запуска, продолжая эксплуатацией на орбите и завершая выводом из эксплуатации, чтобы сравнить оценки объема «космического рынка», получаемые при традиционном валовом счете и при счете только добавленных стоимостей по переделам, однако в рамках такой модели финансовые показатели необходимо будет усреднять по годам.

Рассмотрим ниже элементарную модель вклада единичного космического аппарата в расчет объема рынка за срок активного существования.

Элементарная модель вклада единичного космического аппарата в расчет объема рынка за срок активного существования

Элементы структуры затрат

  • Космический аппарат - $100 млн
  • Ракета-носитель - $60 млн
  • Пусковая услуга (включая стоимость ракеты-носителя; в модели SIA производство РН отдельно не учитывается) - $80 млн

Продажи услуг - $400 млн

Вклад единичного космического аппарата в расчет объема рынка при валовом счете – 100+80+400 = $580 млн

Добавленные стоимости (условно считая машиностроительные переделы исходными, не имеющими внешних поставщиков):

Передел 1:

  • Космический аппарат - $100 млн
  • Ракета-носитель - $60 млн

Передел 2:

  • Добавленная стоимость оператора пусковых услуг (включая прибыль) - $20 млн

Передел 3:

  • Добавленная стоимость оператора спутниковой связи (включая прибыль) и поставки извне космической отрасли - $ 220 млн

Вклад единичного космического аппарата в расчет объема рынка при счете по добавленным стоимостям – 100 + 60+ 20 + 220 = $400 млн

Таким образом, при счете по добавленной стоимости для «канонических» спутниковых услуг расчетный объем рынка снижается по сравнению с валовым примерно на 30%.

Говоря о построении адекватной национальной модели для России, следует отметить, что существенную трудность в работе по данному направлению представляет отсутствие стандартизированной терминологии на базе тезаруса. Так, ГОСТ Р 53802-2010 «Системы и комплексы космические. Термины и определения» [16] представляет собой сложную суперпозицию терминологических систем, основанных на практике военного ведомства и промышленности, ведущей свое начало от советского Министерства общего машиностроения, и его содержание и структура никак не способствуют ясности, поскольку область значений тех или иных общесистемных терминов пересекается самым причудливым образом.

Представляется целесообразным в дальнейшем при анализе использовать следующие пять переделов цепочки ценностей космической (в российской терминологии – ракетно-космической) промышленности:

  1. Производство космических средств и наземных технических средств (элементов наземной космической инфраструктуры)
  2. Услуги по созданию космических систем (формированию космической инфраструктуры)
  3. Космические услуги – оказываются с использованием космических средств
  4. Космические сервисы – оказываются на основе результатов оказания космических услуг
  5. Производство факторов формирования общественных благ

При моделировании рынка с использованием цепочки переделов предлагается использовать следующие основные положения:

  1. Объем рынка в целом или его отдельных сегментов рассчитывается суммированием затрат (costs) и прибыли (profit), в сумме образующих доход (revenue).
  2. Модель расчета объема рынка в целом или его сегментов должна, с одной стороны, позволять получать цифру, исключающую двойной счет, а с другой – простым способом без дополнительных условий и уточнений получать валовой объем и сегменты, соответствующие традиционным моделям, применяемым в том числе в SIA и The Space Report (хотя, возможно, незначительно отличающиеся по цифрам из-за разных методик расчета).
  3. Рынок в целом представляется в виде системы переделов, при этом продукция (продукты и услуги), формирующая доходность нижележащих переделов, полностью учитывается в расходной части вышележащих переделов.
  4. При выделении нескольких одноуровневых переделов при наличии горизонтальных поставок между переделами такие связи должны быть идентифицированы в явном виде.
  5. Любые разнофакторные разрезы модели (географический разрез, разрез «государство-частный сектор» и т.п.) должны определяться на модели в целом и не нести внутренних противоречий и «встроенных» некорректностей.

На каждом переделе объем рынка состоит из суммы четырех составляющих:

  1. Затраты на приобретение продуктов и услуг предыдущего (или предыдущих – если их несколько на одном уровне) переделов космического рынка;
  2. Затраты на приобретение продуктов и услуг нижележащих переделов вне космической отрасли;
  3. Объем собственных работ предприятий данного передела по формированию добавленной стоимости;
  4. Прибыль предприятий данного передела при продаже продуктов и услуг потребителям следующего передела и конечным пользователям.

В реальной жизни не все четыре составляющих могут быть посчитаны напрямую и непротиворечиво. В ряде случаев, например, вторую и третью составляющую будет очень сложно разделить между собой, опираясь на доступные статистические данные. Кроме того, по ряду продуктов и услуг будет возникать ситуация «прозрачных переделов», когда, например, пользовательская аппаратура, производимая на первом, приборостроительном переделе, участвует в оборотах верхнего передела без формирования добавленной стоимости на переделах промежуточных.

Разработка на базе предложенной системы взглядов модели космического рынка, совместимой с существующими статистическими отчетами и основанной на идее добавленной стоимости по переделам, представляет собой интересную исследовательскую и прикладную задачу, которая еще ждет своего исследователя.

������������
1.
Пайсон Д.Б. Бизнес-модели и передельная структура современных космических услуг / Пайсон Д.Б. //Технологии и средства связи. Специальный выпуск «Спутниковая связь и вещание-2016».-№ 6.-2015. С. 62-66. URL: http://lib.tssonline.ru/articles2/sputnik/biznes-modeli-i-peredelnaya-stryktyra-sovremennih-kosmicheskih-yslyg (дата обращения 24.12.2018).
2.
Пайсон Д.Б. Реальные деньги для реальных рынков: проблемные вопросы оценки потенциала рынка космических продуктов и услуг / Пайсон Д.Б. //Технологии и средства связи. Специальный выпуск «Спутниковая связь и вещание-2018».-№ 6.-2017. С. 84-86. URL: http://lib.tssonline.ru/articles2/sputnik/realnye-dengi-dlya-realnyh-rynkov-problemnye-voprosy-otsenki-potentsiala-rynka-kosmicheskih-produktov-i-uslug (дата обращения 24.12.2018).
3.
Grimard, M. Economical Sustainability of the Space Value Chain: Role of Government, Industry, and Private Investors / Grimard M.// Toulouse Space Show 2012 : IISL/IAA Space Law and Policy Symposium Session 1a: Towards effective sustainability for outer space activities. – 2012.
4.
Satellite Value Chain: Snapshot 2017 /Paris, Euroconsult, 2017-42 pp.
5.
Пайсон Д.Б. Матричное моделирование взаимодействия участников цепочек создания ценности в задачах управления структурными преобразованиями ракетно-космической промышленности / Пайсон Д.Б. //Проблемы управления.-№ 6.-2016. С. 26-34.
6.
State of The Satellite Industry //Satellite Industry Association. URL: https://www.sia.org/wp-content/uploads/2017/07/SIA-Press-Release17-SIA-Releases-20th-Annual-SSIR-FINAL-2.0.pdf (дата обращения 24.12.2018)
7.
State of The Satellite Industry //Satellite Industry Association. URL: https://www.sia.org/wp-content/uploads/2018/10/2018-SSIR-2-Pager-Sep-30-2018.pdf (дата обращения 24.12.2018)
8.
The Space Report 2017 //Arlington, Space Foundation, 2017 – 64 pp.
9.
ASD-Eurospace Facts & Figures 2017 // Paris, Eurospace, 2017 – 27 pp. URL: http://p7665.phpnet.org/wp-content/uploads/2018/05/factsfigures_2017-web.pdf (дата обращения 24.12.2018).
10.
The Case for Space 2015. The impact of space on the UK economy//L., London Economics, 2015 – 140 pp. URL: http://www.ukspace.org/wp-content/uploads/2015/07/LE-Case-for-Space-2015-Full-Report.pdf (дата обращения 24.12.2018).
11.
Graziola G. The Italian space industry in 2010-2012. Structure, performance and returns from a high tech sector / Graziola G., Cristini A., Sciortino G. // L’industria. – 2016-№1. – pp.11-50.
12.
Graziola G. The Space Economy and Its Statistics: What Do They Tell Us? /Graziola G.//New Space. – 2018 – Vol.6.-№.4 – pp. 269-286.
13.
Фролов И.Э. Развитие мировых высокотехнологичных производств и космические рынки: сможет ли космонавтика стать новым глобальным нововведением? /Фролов И.Э. // Экономическая наука современной России.-№ 4 (79). – 2017. С. 43-57.
14.
Яник А.А. К концепции «космической экономики» /Яник А.А. // Тренды и управление. — 2018.-№ 1.-С.51-66.
15.
Пайсон Д.Б. Особенности применения категории общественного блага к анализу результативности и институционального оформления космической деятельности /Пайсон Д.Б. // Теоретическая и прикладная экономика. — 2018.-№ 4.-С. 1-20.
16.
ГОСТ Р 53802-2010. Системы и комплексы космические. Термины и определения. М., Стандартинформ, 2011. 28 с.
References (transliterated)
1.
RRRSRR R.R. RReRRRS-RRRRRRe Re RRSRRRRSRRS SSSSRSSSR SRRSRRRRRSS RRSRReSRSRReS SSRSR / RRRSRR R.R. //RRSRRRRRReRe Re SSRRSSRR SRSRRe. RRRSReRRSRSR RSRSSR VRRSSRReRRRRS SRSRS Re RRSRRReR-2016V.-v 6.-2015. R. 62-66. URL: http://lib.tssonline.ru/articles2/sputnik/biznes-modeli-i-peredelnaya-stryktyra-sovremennih-kosmicheskih-yslyg (RRSR RRSRSRRReS 24.12.2018).
2.
RRRSRR R.R. RRRRSRSR RRRSRRe RRS SRRRSRSS SSRRRR: RSRRRRRRSR RRRSRSS RSRRRRe RRSRRSReRRR SSRRR RRSRReSRSRReS RSRRSRSRR Re SSRSR / RRRSRR R.R. //RRSRRRRRReRe Re SSRRSSRR SRSRRe. RRRSReRRSRSR RSRSSR VRRSSRReRRRRS SRSRS Re RRSRRReR-2018V.-v 6.-2017. R. 84-86. URL: http://lib.tssonline.ru/articles2/sputnik/realnye-dengi-dlya-realnyh-rynkov-problemnye-voprosy-otsenki-potentsiala-rynka-kosmicheskih-produktov-i-uslug (RRSR RRSRSRRReS 24.12.2018).
3.
Grimard, M. Economical Sustainability of the Space Value Chain: Role of Government, Industry, and Private Investors / Grimard M.// Toulouse Space Show 2012 : IISL/IAA Space Law and Policy Symposium Session 1a: Towards effective sustainability for outer space activities. v 2012.
4.
Satellite Value Chain: Snapshot 2017 /Paris, Euroconsult, 2017-42 pp.
5.
RRRSRR R.R. RRSSReSRRR RRRRRReSRRRRReR RRRReRRRRRSSRReS SSRSSRReRRR SRRRSRR SRRRRRReS SRRRRSSRe R RRRRSRS SRSRRRRRReS SSSSRSSSRSRRe RSRRRSRRRRRRReSRRe SRRRSRR-RRSRReSRSRRR RSRRSSRRRRRSSRe / RRRSRR R.R. //RSRRRRRS SRSRRRRRReS.-v 6.-2016. R. 26-34.
6.
State of The Satellite Industry //Satellite Industry Association. URL: https://www.sia.org/wp-content/uploads/2017/07/SIA-Press-Release17-SIA-Releases-20th-Annual-SSIR-FINAL-2.0.pdf (RRSR RRSRSRRReS 24.12.2018)
7.
State of The Satellite Industry //Satellite Industry Association. URL: https://www.sia.org/wp-content/uploads/2018/10/2018-SSIR-2-Pager-Sep-30-2018.pdf (RRSR RRSRSRRReS 24.12.2018)
8.
The Space Report 2017 //Arlington, Space Foundation, 2017 v 64 pp.
9.
ASD-Eurospace Facts & Figures 2017 // Paris, Eurospace, 2017 v 27 pp. URL: http://p7665.phpnet.org/wp-content/uploads/2018/05/factsfigures_2017-web.pdf (RRSR RRSRSRRReS 24.12.2018).
10.
The Case for Space 2015. The impact of space on the UK economy//L., London Economics, 2015 v 140 pp. URL: http://www.ukspace.org/wp-content/uploads/2015/07/LE-Case-for-Space-2015-Full-Report.pdf (RRSR RRSRSRRReS 24.12.2018).
11.
Graziola G. The Italian space industry in 2010-2012. Structure, performance and returns from a high tech sector / Graziola G., Cristini A., Sciortino G. // Lvindustria. v 2016-v1. v pp.11-50.
12.
Graziola G. The Space Economy and Its Statistics: What Do They Tell Us? /Graziola G.//New Space. v 2018 v Vol.6.-v.4 v pp. 269-286.
13.
RSRRRR R.R. RRRRReSReR RReSRRSS RSSRRRSRSRRRRRReSRSS RSRReRRRRSSR Re RRSRReSRSRReR SSRRRe: SRRRRS RRe RRSRRRRRSReRR SSRSS RRRSR RRRRRRSRSR RRRRRRRRRRReRR? /RSRRRR R.R. // RRRRRRReSRSRRS RRSRR SRRSRRRRRRR RRSSReRe.-v 4 (79). v 2017. R. 43-57.
14.
RRReR R.R. R RRRSRRSReRe VRRSRReSRSRRR SRRRRRReRReV /RRReR R.R. // RSRRRS Re SRSRRRRRReR. v 2018.-v 1.-R.51-66.
15.
RRRSRR R.R. RSRRRRRRSSRe RSReRRRRRReS RRSRRRSReRe RRSRSSRRRRRRR RRRRR R RRRRReRS SRRSRSSRSReRRRSSRe Re ReRSSReSSSReRRRRSRRRR RSRSRRRRReS RRSRReSRSRRR RRSSRRSRRSSRe /RRRSRR R.R. // RRRSRSReSRSRRS Re RSReRRRRRRS SRRRRRReRR. v 2018.-v 4.-R. 1-20.
16.
RRRR R 53802-2010. RReSSRRS Re RRRRRRRSS RRSRReSRSRReR. RRSRReRS Re RRSRRRRRRReS. R., RSRRRRSSReRSRSR, 2011. 28 S.