Eng 365 : 2065,   : 293 : 786 
| | |

Международные отношения
Правильная ссылка на статью:

Проблема линии Дюранда в контексте отношений Пакистана и Афганистана
Дхар Анита Прашантовна

кандидат исторических наук

соискатель, кафедра теории и истории международных отношений, Российский университет дружбы народов

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6

Dkhar Anita

117198, Russia, g. Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 6

ann_dhar@mail.ru
Понька Татьяна Ивановна

кандидат исторических наук

доцент, кафедра теории и истории международных отношений, Российский университет дружбы народов

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6

Ponka Tatiana

117198, RRSSReS, R. RRSRRR, SR. RReRRSSR-RRRRRS, 6

ponka-rudn@mail.ru
Дхар Прашанта

другое

старший преподаватель, департамент строительства Инженерной академии, Российский университет дружбы народов

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6

Dkhar Prashanta

117198, RRSSReS, R. RRSRRR, SR. RReRRSSR-RRRRRS, 6

dkhar.prashanta@gmail.com

���������.

Все большую актуальность приобретает проблема государственных границ, так как в регионе этнические границы не всегда совпадают с государственными. Еще со времен крушения колониальной системы мира некоторые крупные народы оказались поделенными колонизаторами между различными государствами, теперь же разделенные народы стали стремиться к воссоединению, затрагивая интересы разных государств и других народов, что чревато новыми международными конфликтами. Предметом исследования является проблема линии Дюранда, которая разделила народ пуштунов, ныне проживающих на территории Пакистана, Афганистана, Ирана. Объектом исследования являются отношения Пакистана и Афганистана. Автор подробно рассматривает такие аспекты, как позиции обоих государств в отношении пограничного вопроса на протяжении всего периода существования Линии, а также ее влияние на современные отношения Афганистана и Пакистана. В качестве методологической основы были использованы аналитический и системный подходы. Подобная методология позволила наиболее аргументировано и объективно рассмотреть и проанализировать проблематику статьи, а именно – причины возникновения проблемы разделения Пуштунов, а также ее влияние на двусторонние отношения Пакистана и Афганистана. Научная новизна исследования заключается в комплексном рассмотрении позиций государственной и научной элиты афганской и пакистанской сторон. В заключении автор пришел к выводу, что проблема имеет затяжной характер ввиду комплекса национально-этнических и военно-политических факторов, влияющих на пограничный вопрос, поэтому решение данного вопроса необходимо рассматривать не только в рамках межгосударственной политики, но и с учетом особенностей этнической психологии самого народа и его интересов.

�������� �����: Афганистан, Пакистан, разделенные народы, пограничный конфликт, пуштуны, легитимность границы, кризис, современное положение, Свободный Пуштунистан, решения

DOI:

10.7256/2454-0641.2019.2.29903

���� ����������� � ��������:

01-06-2019


���� ��������������:

02-06-2019


���� ����������:

04-06-2019


Keywords:

Afghanistan, Pakistan, divided nations, border conflict, Pashtuns, border legitimacy, crisis, current developments, Independent Pashtunistan, solutions

Народ пуштунов является одним из разделенных народов Среднего Востока. Их численность в мире насчитывает до 40 млн чел.[1] Проживают пуштуны на территории Пакистана, Афганистана, Ирана, причем, в Афганистане они являются ведущим этносом страны. Эта уникальная этническая группа, благодаря воинственному волевому характеру, сумела сохранить свои древние традиции и социальное устройство даже будучи разделенной.

Пуштуны оказались разделенными между различными государствами в XIX в., когда после второй англо-афганской войны 1878-1881 гг. эмир Афганистана Абдуррахман и секретарь по иностранным делам администрации Британской Индии Мортимер Дюранд 12 ноября 1893 г. подписали договор об установлении государственной границы между Афганистаном и британскими владениями в Южной Азии. В итоге, большая часть пуштунов оказалась под юрисдикцией Британской Индии, другая - осталась афганской. Также Афганистан передал провинцию Белуджистан Британской Индии, лишив себя исторического выхода к Аравийскому морю и Индийскому океану, оставшись без выхода к морскому пространству, кроме как через территорию Пакистана[2].

Возникла так называемая «линия Дюранда», которая по сути стала государственной «границей» между Пакистаном и Афганистаном. Пакистан признает «линию Дюранда», его позиция остается неизменной с момента подписания договора с афганской стороной. Афганские эмиры и элита, несмотря на подписание договора и неоднократные подтверждения его с Пакистаном на официальном уровне, на неофициальном уровне не признавали «линию Дюранда», считали ее «навязанной» афганцам[3]. Не признана «линия Дюранда» и нынешними властями Афганистана. В современном отношении проблема «линии Дюранда» является источником тлеющего конфликта между Пакистаном и Афганистаном, который может вспыхнуть в определенный момент, взорвать ситуацию в неспокойном и без того регионе и перекроить его политическую карту.

Уже подписавший с англичанами договор эмир Абдуррахман-хан (1844 – 1901 гг.), прославленный национальный герой, сумевший в условиях острых противоречий Великобритании и России в регионе в 1880 г. объединить афганские племена и создать единое государство, до конца жизни «негодовал в связи с этим своеволием англичан, которые лишили Афганистан более трети его населения»[4]. Несмотря на «негодование», внешняя политика эмира в отношении британской Короны была «услужливой». Подобную линию в отношении англичан проводил и его сын, эмир Хабибулла (1901-1919 гг.), который в 1905 г. подтвердил все договоры, заключенные его отцом. Российская империя 31 августа 1907 г. подписала совместную Конвенцию с Великобританией, автоматически признав линию Дюранда[5].

В 1919 г. новый правитель Афганистана Аманулла-хан вновь подтвердил легитимность линии Дюранда в договоре Равалпинди, в которой правительство Афганистана принимало индийско-афганскую границу, ранее признанную эмиром Хабибуллой[6]. В период правления эмира Амануллы-хана 21 ноября 1921 г. был подписан мирный договор между министром иностранных дел Афганистана Махмудом Тарзи и сэром Генри Доббсом со стороны Британского правительства, таким образом линия Дюранда была официально признана, а эмир Аманулла фактически завершил процесс демаркации границы.

Впоследствии афганскими эмирами предпринимались лишь слабые попытки вновь поставить под вопрос легитимность линии Дюранда и внести изменения в границе. Можно выделить Мохаммада Надир-шаха (1929-1933 гг.) и его сына Мохаммада Захир-шаха (1933-1973 гг.), которым удалось добиться внесения поправки относительно территории Арнаваи (Аранду, район Читрал)[7], однако в целом, учитывая, что источник политической власти последних основывался на поддержке британской короны, протестов относительно прокламаций по пограничному вопросу не заявляли[8].

В 1947 г., когда Британская Индия прекратила свое существование, а на ее месте были образованы нынешние Индия и Пакистан, продолжительный пограничный конфликт был перенесен в плоскость афганско-пакистанских отношений. Уже в самые первые годы с момента создания государства Пакистан, Афганистан категорически выступал против признания линии Дюранда границей между Афганистаном и Пакистаном. Впоследствии, линия Дюранда станет одним из направляющих звеньев во внешней политике Афганистана и центральным пунктом в пакистано-афганских двусторонних отношениях.

В сентябре 1947 г., когда Пакистан вступил в ООН, Афганистан стал единственным государством, проголосовавшим против его членства[9], тем самым протестуя против международного признания границ Пакистана. В последующие два года отношения между государствами ухудшались. 26 июля 1948 г. правительство Афганистана официально заявило о своем непризнании «выдуманной линии Дюранда» и денонсировало все «навязанные» англо-афганские договоры по границам[10]. В то же время, вскоре после провозглашения независимости Пакистана 14 августа 1947 г. племенные пуштунские вожди дали официальное согласие о присоединении к Пакистану. Дотации племенам, выделявшиеся ранее правительством Британской Индии, были увеличены. О воссоединении с Афганистаном речь не шла[11].

В дальнейшем афганские власти активно поддерживали идею о создании Свободного Пуштунистана, о чем свидетельствует множество выступлений представителей афганских элит. Так, министр просвещения Афганистана Наджибулла Кхан, выступая 4 февраля 1948 г. на Кабульской радиостанции, высказался о несоблюдении интересов пуштунов при разделении Британской Индии. Именно данный фактор стал определяющим в политике Афганистана: «Мы хотим, чтобы сохранилась законная свобода и независимость нашим братьям Независимой пограничной полосы, чтобы они не оказались объектом военного нажима с целью их порабощения, и чтобы взаимоотношения с Пакистаном основывались на согласии»[12]. С. Кайим и У. Джавайд, пакистанские исследователи университета Пенджаба, также изучили позицию Афганистана относительно судьбы Линии Дюранд на момент разделения Британской Индии, повествуя о том, что в 1947 году интересы пуштунов не были учтены, ссылаясь на то, что пуштуны, оставшиеся на территории Пакистана или Индии, были наделены правом голосовать в пользу принадлежности последним двум государствам, когда как вопрос о создании независимого государства игнорировался[13].

В августе 1949 г. в г. Тирах на территории Пакистана состоялось собрание представителей восточных пуштунских племен, на котором было провозглашено образование Пуштунистана, избрана Национальная ассамблея и утвержден национальный флаг. Тогда же афганское правительство приняло решение ежегодно 31 августа отмечать День Пуштунистана[14].

Пакистан с целью усмирить повстанцев, продолжавших бороться за «Свободный Пуштунистан», прибегал к авиационным атакам, которые вызывали официальные протесы представителей Афганистана. В знак протеста против действий Пакистана и подтверждения своей политики по поддержке сторонников создания Пуштунистана Кабул организовал проведение традиционной для пуштунов «Лойя джирги» («Великого собрания»), а официальная афганская делегация вновь объявила на Генеральной ассамблее ООН в 1949 г. о непризнании линии Дюранда законной границей с Пакистаном[15].

Активно продолжил политику непризнания линии Дюранда премьер-министр Афганистана в 1953 – 1963 гг. Мохаммед Дауд. Он, будучи племянником Надир-шаха, стал первым из своей династии пуштуном, выступающим против признания линии Дюранда, в отличие от своих предшественников[16]. Дауд в своей политике стремился к объединению пуштунов по обе стороны линии Дюранда, и он первым взял курс на отстаивание претензий на территорию Северно-Восточной провинции Пакистана (совр. – Хайбер – Пухтунхва), т. к. именно в данный период провинция переживала националистический подъем пуштунов[17]. В его премьерство курс на объединение пуштунов по обе стороны линии Дюранда стал определяющим в политике Афганистана по отношению к Пакистану[18]. При власти Дауда пуштуны занимали большинство должностей в правительстве, пользовались большим поощрением со стороны государства. Именно при Дауде Афганистан сблизился с Советским Союзом (также во многом по причине вступления Пакистана в 1954 г. блоки СЕАТО и СЕНТО) и Индией, которые предоставили ему значительную экономическую помощь[19]. Показательным в период власти Дауда является и выступление на заключительной сессии блока СЕАТО в 1956 г. министра иностранных дел Афганистана, который, отстаивая интересы государства, выражал неизменную позицию государства: «Афганистан не признает законность претензий на то, что будто бы линия Дюранда является международной границей между Афганистаном и Пакистаном», особо подчеркивая, что подобные претензии нарушают права народа Пуштунистана и его территории[20]. Также в 1956 г. в Кабуле представитель МИД Афганистана в интервью представителю агентства «Бахтар» отмечал, что «единственным эффективным путем разрешения, сложившегося конфликта может быть предоставление свободы пуштунам самим решить свою судьбу…Единственное, что признает Афганистан в этом вопросе, это решение самого пуштунского народа»[21].

В общем, к 1960-м гг. по поводу линии Дюранда Афганистан и Пакистан заняли диаметрально противоположные позиции. Позиция Афганистана приняла неизменный характер: непризнание границы и борьба за права пуштунов по обе стороны линии Дюранда. Спор по поводу границы с Пакистаном дважды (в 1950 г., 1955 г. и 1961-63 гг.) приводил к острому кризису в отношениях между Пакистаном и Афганистаном[22]. Впоследствии в решение данного конфликта были втянуты великие державы XX в. – СССР и США.

Что касается Пакистана, то ввиду сильных волнений на границе, в 1950 г. Пакистан выступил не только с военными угрозами в адрес Афганистана, но и произвел бомбардировки пуштунских деревень как на территории Пакистана, так и соседних афганских деревень в провинции Пактия. Помимо военных методов, в 1955 г. Пакистан использовал и экономический инструмент давления путем введения эмбарго на поставки бензина в не имеющий доступ к морским пространствам Афганистан, а также резко сократил масштабы внешнеторговые операций с Афганистаном посредством ограничения торговых связей через пакистанский порт в Карачи[23]. В конце 1970-х гг. отношения между странами стали стремительно ухудшаться по причине того, что территория Пакистана превратилась в основную базу для ведения вооруженной борьбы афганскими оппозиционными силами против центрального правительства в Кабуле. В результате превращение пакистанской территории в прибежище афганских вооруженных группировок создало острые проблемы для самого Исламабада и региона в целом.

Несмотря на ухудшение не только двусторонних отношений с Пакистаном, но и усиление проблемы региональной безопасности, неизменный курс на объединение пуштунов держали и последующие правительства Афганистана после свержения Мохаммеда Дауда — Нур Мохаммад Тараки (1978-1979 гг.), Хафизулла Амин (1979 г.), Бабрак Камраль (1979-1981 гг.). Они продолжили линию на объединение пуштунского народа, что стало одной из причин неприязни к их правительству непуштунских племен в Афганистане[24]. Однако, реально главы государств не предпринимали конкретных действий для решения пограничного вопроса.

Ярко выраженной политикой в Афганистане отличался Мохаммад Наджибулла (1987-1992 гг.), который в отличие от предшественников, был известен своим активным стремлением объединить многонациональный Афганистан. Его умение понимать этно-племенные сложности Афганистана стало одним из ключевых факторов предоставления правительству государства международной поддержки, которую Наджибулла сумел завоевать[25]. В тяжелое для Афганистана время, когда Наджибулле приходилось грамотно выстраивать отношения с соседними государствами, в том числе и с СССР, он продолжал намеченный курс непризнания линии Дюранда. Так, на переговорах с лидером СССР М. С. Горбачевым в Ташкенте в апреле 1988 г. президент Афганистана отметил, что ни одно правительство в Афганистане пока не признало линию Дюранда в качестве границы. Также он заметил, что в случае ее признания, в обществе сложится «взрывная ситуация»[26]. Стоит отметить, что существуют версии того, что Наджибулла, якобы, признал линию Дюранда и даже подписал с Пакистаном «договор», но существуют и многочисленные свидетельства того, что «договор» с Пакистаном был непосредственно сфабрикован пакистанскими спецслужбами, посланником которых стал генерал Аслан Бек[27]. Версия соглашательства Наджибуллы с пакистанскими спецслужбами представляется маловероятной, учитывая специфику менталитета пуштунов и их историю.

В период пребывания талибов у власти (1996 – 2001 гг.) вопрос о границе ни разу не был поднят, что, по мнению МД Хамид Хади, исследователя – афгановеда, объясняется следующим образом: талибы не знали историю вопроса и политические интересы Британской Индии в регионе, поэтому будучи ограниченными лишь экстремистской «идеологией», оставили данный вопрос. В 2001 г. в Пакистане министр внутренних дел правительства талибов Абдул Разак на вопрос о будущем линии Дюранда, уклонившись от прямого ответа, сказал, что между мусульманами не должно быть границ[28], из чего следует, что главной целью правительства талибов было установление государства с упором на мусульманскую специфику, нежели на фактор этнического единства.

Пуштунский вопрос не являлся актуальным в период нахождения у власти пуштуна Хамида Карзая (2004-2014 гг.). Линию Дюранда он назвал «линией ненависти, выстроившей стену между двумя братьями»[29], в то же время он выступал за выстраивание дружественных отношений с Пакистаном, однако отмечал, что он никогда не признает линию легитимной. Хамид Хади отмечает, что официально Карзай не выступал с призывами поддержать создание «Свободного Пуштунистана», таким образом, пуштуны упустили возможность пересмотра соглашения о линии Дюранда с Пакистаном и международным сообществом (ООН и Гаагский суд), что дало возможность впоследствии использовать данный вопрос в качестве удобной платформы для размещения террористических баз на территории Пакистана[30].

В настоящее время ключевым положением в афганской политике относительно непризнания линии Дюранда является факт ограниченности действия договора о границе. Действие договора по данной версии прекратилось в 1993 г. и до сих пор Афганистан отказывается его обновлять. Более того, афганцы считают, что регион Хайбер Эдженси к северу от города Читрал, который до сих пор остается не демаркированным, должен был быть передан Афганистану после 1993 г. таким же образом, как и Гонконг был возвращен Китаю. Поэтому Кабул отказывался обновлять действие договора с 1993 г. Пакистан же старался всеми возможными способами, в том числе посредством использования военачальников и талибов, заставить подписать обновленный договор[31].

Говоря о взгляде пакистанской элиты относительно проблемы линии Дюранда, можно сослаться на слова министра иностранных дел Пакистана (1997-2000 гг.) Шамшад Ахмада, который в своей работе под названием «Pakistan and world affairs» выражает точку зрения пакистанцев по данному вопросу, которая основывается на факте, что принятие линии Дюранда означало не только установление индийско-афганской границы до конца правления Британской Короны, но и послужило международным подтверждением легитимности границы между Афганистаном и Пакистаном после получения независимости в августе 1947 г. [32]. Таким образом, для пакистанской стороны линия Дюранда является решенным вопросом в двусторонних отношениях, а также признанной на международном уровне границей.

Для Пакистана сохранение линии Дюранда является жизненно важным, т.к. в противном случае более 60% его суверенной территории стоит под вопросом[33]. Пакистан занимает твердую позицию относительно того, что Афганистан должен признать договор о линии Дюранда, дав согласие соблюдать 2640-километровую границу между двумя странами. Официальный представитель МИД Пакистана Моаззам Кхан в октябре 2012 г. заявил, что линия Дюранда является международно признанной межгосударственной границей, поэтому данный вопрос считается решенным и закрытым[34].

Для смягчения националистических настроений среди пуштунского населения, правительство Пакистана стало проводить мероприятия, способствующие единению нации. В качестве яркого примера стоит привести факт об уменьшении упоминаний в пакистанских научных кругах фактов об этнических различиях народов Пакистана. Мадиха Афзал, академик Брукингского Института, считает, что подобные действия направлены на объединение народов религией, когда как в случае с Пакистаном культурная идентичность, наоборот, выступает разделяющим фактором[35].

В целом, говоря о политике Пакистана относительно пуштунского населения, то, благодаря соглашениям с пуштунскими племенами, а также трате значительных средств для обеспечения стабильного развития провинции Пухтунхвали, Исламабаду уже седьмой десяток лет удается удерживать их в сфере своего политического, экономического и военного влияния[36]. Вероятнее всего пик подобной «щедрости» был вызван необходимость сохранить хлипкую территориальную целостность государства после отделения в 1971 г. Восточного Пакистана, впоследствии ставшего независимым государством Бангладеш.

Таким образом, диаметрально противоположные точки зрения Афганистана и Пакистана по поводу признания линии Дюранда государственной границей служат причиной ухудшения межгосударственных отношений и использованию неправомерных способов воздействия друг на друга, что создает проблемы для всего мирового сообщества, поэтому комплексность расклада ситуации на уровне двусторонних отношений, регионе и мире в целом не позволяет уверенно прогнозировать ситуацию с линией Дюранда. С юридической точки зрения, проблема, скорее всего, будет оставаться камнем преткновения двух государств еще длительное время. Что касается реальной границы, то это в основном будет зависеть от общего положения в Афганистане и Пакистане.

Пуштуны Афганистана до сих пор надеются, что однажды им удастся вернуть территорию своих предков, однако, учитывая настоящие реалии в обеих странах, подобный романтизм представляется нереалистичным, т.к. у Афганистана недостаточно политических, экономических и военных средств к реализации подобной идеи и обеспечению достойного уровня жизни пуштунов и своего населения в целом. Поэтому логично предположить, что 30 млн пуштунов в относительно стабильно развивающемся Пакистане демонстрируют слабое стремление присоединиться к 15 млн собратьев в Афганистане. Активная политика М. Зии Уль Хака по предоставлению пуштунам доступа к государственным механизмам, а также средств к улучшению уровня жизни сыграла решающую роль в ассимиляции народа, несмотря на этническую принадлежность[37].

В настоящее время становятся все более популярными идеи транснационалистов, отстаивающих точку зрения, что понятие государственных границ в глобализирующемся мире больше не играет прежней доминирующей роли в международных отношениях[38]. Поэтому смешение народностей и исчезновение национальных государств является нормальным явлением, отражающим процессы глобализации. В этой связи, известный афганский исследователь Гхафур Ливал считает, что разрешение пограничной проблемы «находится в руках самих пуштунов», а не государств Афганистана и Пакистана[39], делая акцент на необходимости усиления взаимодействия в борьбе с терроризмом в регионе посредством работы региональных механизмов, таких как: СААРК, а также внимательному отношению к изучению культурной идентичности пуштунов, которое поможет тщательнее отнестись к совместной работе над данной проблемой[40].

Нынешний президент Афганистана Ашраф Гани Ахмадзай выстраивает политику, заложенную предшествующими правительствами государства, стараясь также учитывать современные реалии международных отношений, а также межэтнический фактор в Афганистане и вопрос о региональной безопасности, что подтверждается принятым летом 2017 г. двусторонним соглашением государств о проведении совместных операций на линии Дюранда[41].

Несмотря на наличие путей выхода из затяжной конфликтной ситуации, решающую роль играет национально-этнический фактор. Вышеупомянутые черты пуштунов непосредственно оказывают влияние на ход событий относительно пограничного вопроса: национальная гордость, воинственный характер и кодекс чести Пухтунвали заложили прочную основу для воспитания новых поколений народности, настроенных против признания линии Дюранда, в особенности это касается пуштунов, проживающих на территории Афганистана, чья политика на протяжении существования афгано-пакистанского территориального конфликта отличается настойчивым непризнанием границы в Пакистаном в качестве легитимной.

В настоящее время, стоит отметить, что ни Пакистан, ни Афганистан не являются в полной мере интегрированными в этническом и религиозном плане государствами. В данном контексте, открытая граница линии Дюранда сможет стать перспективой глобализации, ведущей к процветающей торговле, прогрессу и свободе передвижения. Выходом из сложившейся в большей степени политической ситуации не является продолжение вражды между государствами, а инновационные стратегии по развитию сотрудничества. Таким образом, согласованное управление трансграничными спорами поможет превратить эту линию конфронтации в линию сотрудничества.

Правительству обоих государств стоит также учитывать идеи, следующие из научно-исследовательских кругов. Так, С. Кайим и У. Джавайд предложили путь совместной организации приграничных конфликтов, подразумевающий механизмы координированного пограничного управления, основанного на концепции «мягкой торговли» ОБСЕ, отдельные приграничные посты для контроля пересечения границ, а также создание центров сотрудничества и контроля на примере Шенгенского соглашения, что не только позволит постепенно нормализовать двусторонние отношения между государствами, но и регулировать вопросы региональной безопасности[42]. При непосредственном участии таких институтов, как министерства внутренних дел, таможенные управления, иммиграционные службы, министерства иностранных дел, министерства финансов, агентства приграничной безопасности и министерства обороны, государства имеют возможность в полной мере заняться вопросами безопасности, сотрудничая на основе взаимного доверия, сделав передвижение через границу для представителей пуштунской нации свободным, следуя принципам международного права.

������������
1.
Белокреницкий В.Я., Егорин А.З. (отв. ред.) Мусульманские страны у границ СНГ (Афганистан, Пакистан, Иран и Турция-современное состояние, история и перспективы) Сборник статей. — М.: Институт востоковедения РАН; Крафт+, 2001. — С. 26.
2.
Joseph V. Micallef. Afghanistan and Pakistan: the poisoned legacy of the Durand Line. URL: http://www.huffingtonpost.com/joseph-v-micallef/afghanistan-and-pakistan_b_8590918.html (accessed: 28.12.2016).
3.
Фененко А. В. Конфликтное наследие Дюранда // Информационно-аналитический портал Afganistan.ru. 12.07.2015. Режим доступа: http://afghanistan.ru/doc/87407.html (Дата обращения: 20.01.17).
4.
Mohammad Ali. Afghanistan. An historical sketch Afghanistan, vol XII, January-March 1957, № 1, p.7.
5.
Конвенция между Россией и Англией по делам Персии, Афганистана и Тибета. С.-Петербург, 18/31 августа 1907 г. // Сборник договоров России с другими государствами (1856-1917) Государственное издательство политической литературы, 1952 г. С. 386-394.
6.
Article V of the August 8, 1919, Treaty of Rawalpindi; Article II of the November 22, 1921 finalizing of the treaty of Rawalpindi.
7.
M. D. Hamid Hadi. Afghanistans experience: the history of the most horrifying events involving politics, religion and terrorism, AuthorHouse, 03.24.2016.-P. 646.
8.
Rhea Talley Stewart. Fire in Afghanistan, 1914 – 1929: faith, hope, and the British Empire. Garden City, N.Y.: Doubleday & co., 614pp., Publication Date: January 1973.
9.
Admission of Yemen and Pakistan to membership in the United Nations: resolution / adopted by the General Assembly. URL: http://unbisnet.un.org:8080/ipac20/ipac.jsp?session=148740A728Y1J.9592&profile=voting&uri=full=3100023~!909513~!1&ri=1&aspect=power&menu=search&source=~!horizon. (accessed: 20.12.2016).
10.
Joseph V. Micallef. Afghanistan and Pakistan: the poisoned legacy of the Durand Line. URL: http://www.huffingtonpost.com/joseph-v-micallef/afghanistan-and-pakistan_b_8590918.html (accessed: 28.12.2016).
11.
Паничкин Ю.Н. Пакистан-Афганистан: Беспокойная граница // Азия и Африка сегодня. —2010. — № 3. — С. 12.
12.
Заявление Наджибуллы-хана, и. о. министра просвещения, по вопросу дипломатических переговоров с правительством Пакистана. 04.02.48 г., // Пуштунистан / Сборник документов,1947-1959 гг. – Отдел стран Среднего Востока министерства иностранных дел СССР под ред. Волкова В., Курина М., июль 1959 г. – С 45.
13.
Sehrish Qayyum and Umbreen Javaid. Coordinated Border Management (CBM): A Quantum Approach to Resolve Bilateral Conflicts between Pakistan and Afghanistan. // Journal of Political Studies, Vol. 24, Issue-2, 2017, Рр.499-515.
14.
Хашханов А.И. Этнический сепаратизм в Пакистане как угроза международной безопасности // Вестник РУДН. 2013, №3. С. 150.
15.
Белокреницкий В. Я. Линия Дюранда // Территориальный вопрос в афро-азиатском мире. Отв. ред. Стрельцов Д. В. МГИМО (У) МИД России. М.: Аспект пресс, 2013, с. 230 – 233.
16.
M. D. Hamid Hadi. Afghanistans experience: the history of the most horrifying events involving politics, religion and terrorism, AuthorHouse, 03.24.2016.-P. 646.
17.
Afrasiab Khattak. New fault lines // The Express Tribune. 23.05.2013. URL: https://tribune.com.pk/story/553389/new-fault-lines/ (accessed: 23.12.2016).
18.
Fahad Khan. President Daud Khan of Afghanistan and his relations with Pakistan. // Pakistan Defence, 08.04.2014. URL: https://defence.pk/pdf/threads/president-daud-khan-of-afghanistan-and-his-relations-with-pakistan-prince-sardar-muhammed-daud-was.308294/. (accessed: 20.12.2016).
19.
Sheikh Aziz. A leaf from history: the Afghan situation. // Dawn, 03.03.2013. URL: https://www.dawn.com/news/789922. (accessed: 20.12.2016).
20.
Заявление министра иностранных дел. // Пуштунистан / Сборник документов,1947-1959 гг. – Отдел стран Среднего Востока министерства иностранных дел СССР под ред. Волкова В., Курина М., июль 1959 г. – С 297.
21.
Точка зрения МИД Афганистана относительно выступления премьер-министра Великобритании. 04.03.56 г. // Пуштунистан / Сборник документов,1947-1959 гг. – Отдел стран Среднего Востока министерства иностранных дел СССР под ред. Волкова В., Курина М., июль 1959 г. – С 293.
22.
Белокреницкий В. Я. Грани пуштунской цивилизации. 23.11.10. URL: http://afghanistan.ru/doc/18905.html (accessed: 26.01.17).
23.
Пойя Самеулла. Линия Дюранда: 60 лет без мира // Информационно-аналитический портал Афганистан. 05.04.2010. Электронный ресурс: http://afghanistan.ru/doc/17027.html (Дата обращения: 15.01.17).
24.
Timothy Nunan. Humanitarian invasion: Global development in cold war Afghanistan, Cambridge University Press, 2016. P. 332.
25.
Abdul Rauf Yousafzai. His lonely war. // The Friday Times, 14.10.2016. URL: http://www.thefridaytimes.com/tft/his-lonely-war/.(accessed: 20.12.2016).
26.
Record of a Conversation of M. S. Gorbachev with President of Afghanistan, General Secretary of the CC PDPA Najibullah, Tashkent, April 07, 1988 / History and Public Policy Program Digital Archive, Gorbachev Foundation, Moscow. Provided by Anatoly Chernyaev and translated by Gary Goldberg for CWIHP http://digitalarchive.wilsoncenter.org/document/117250. (accessed: 20.12.2017).
27.
Пластун В.Н., Андрианов В.В. Наджибулла. Афганистан в тисках геополитики (1999.). М.: ИНЭС.-1998.-240 с.
28.
M. D. Hamid Hadi. Afghanistans experience: the history of the most horrifying events involving politics, religion and terrorism, AuthorHouse, 03.24.2016.-P. 646.
29.
Durand Line will never be accepted as formal border: Karzai. // THE EXPRESS TRIBUNE, October 13, 2017. URL: https://tribune.com.pk/story/1530071/durand-line-will-never-accepted-formal-border-karzai/.(accessed: 20.12.2016).
30.
M. D. Hamid Hadi. Afghanistans experience: the history of the most horrifying events involving politics, religion and terrorism, AuthorHouse, 03.24.2016.-P. 646.
31.
Afrasiab Khattak. New fault lines // The Express Tribune. 23.05.2013. URL: https://tribune.com.pk/story/553389/new-fault-lines/ (accessed: 23.12.2016).
32.
Shamshad Ahmad. Pakistan and World Affairs // Criterion quarterly. 25.01.14. URL: http://www.criterion-quarterly.com/pakistan-and-world-affairs/ (accessed: 23.12.2016).
33.
Arwin Rahi. Why the Durand Line matters // The Diplomat. 21.02.2014. URL: http://thediplomat.com/2014/02/why-the-durand-line-matters/ (accessed: 10.01.2017).
34.
Durand line issue settled and closed // Dawn. 25.10.2012. URL: http://www.dawn.com/news/759397 (accessed: 17.01.2017).
35.
Madiha Afzal. Identity goes beyond Islam in Pakistan // Foreign Policy. 02.02.2016. URL: http://foreignpolicy.com/2016/02/02/identity-goes-beyond-islam-in-pakistan/(accessed: 20.12.2017).).
36.
Кравцов В.Б. Жизнь, отданная Афганистану // Полит. образование. 29.10.16. Электронный ресурс: http://lawinrussia.ru/content/zhizn-otdannaya-afganistanu (Дата обращения: 18.02.17).
37.
Sehrish Qayyum and Umbreen Javaid. Coordinated Border Management (CBM): A Quantum Approach to Resolve Bilateral Conflicts between Pakistan and Afghanistan. // Journal of Political Studies, Vol. 24, Issue-2, 2017, Рр.499-515.
38.
Андерсон М. Границы Европейского союза. Электронный ресурс: http://www.edc.spb.ru/activities/conferences/40years/ anderson.html (Дата обращения: 10.01.2017).
39.
Abubakar Siddique. Border Talk crosses the Line in Afghanistan // Radio Free Europe Radio Liberty. 24.10.2012 URL: www.rferl.org/a/afghanistan-durand-line/24749671.html (accessed: 09.03.2017).
40.
Ghafoor A. Liwal. Areas between Afghanistan and Pakistan and the present turmoil. URL: www.src-hokudai-ac.jp/publictn/eurasia_border_review/no1/07_Liwal.pdf (accessed: 09.03.2017).
41.
Sharif Amiri. Pakistan to conduct joint ops with Afghanistan along Durand Line. // ToloNews, 05.07.2017. URL: https://www.tolonews.com/index.php/afghanistan/pakistan-conduct-joint-ops-afghanistan-along-durand-line. (accessed: 09.03.2017).
42.
Sehrish Qayyum and Umbreen Javaid. Coordinated Border Management (CBM): A Quantum Approach to Resolve Bilateral Conflicts between Pakistan and Afghanistan. // Journal of Political Studies, Vol. 24, Issue-2, 2017, Рр.499-515
References (transliterated)
1.
RRRRRSRRReSRReR R.R., RRRSReR R.R. (RSR. SRR.) RSSSRSRRRSRReR SSSRRS S RSRRReS RRR (RSRRRReSSRR, RRRReSSRR, RSRR Re RSSSReS-SRRSRRRRRRR SRSSRSRReR, ReSSRSReS Re RRSSRRRSReRS) RRRSRReR SSRSRR. v R.: RRSSReSSS RRSSRRRRRRRRReS RRR; RSRSS+, 2001. v R. 26.
2.
Joseph V. Micallef. Afghanistan and Pakistan: the poisoned legacy of the Durand Line. URL: http://www.huffingtonpost.com/joseph-v-micallef/afghanistan-and-pakistan_b_8590918.html (accessed: 28.12.2016).
3.
RRRRRRR R. R. RRRSRReRSRRR RRSRRRReR RSSRRRR // RRSRSRRSReRRRR-RRRRReSReSRSRReR RRSSRR Afganistan.ru. 12.07.2015. RRRReR RRSSSRR: http://afghanistan.ru/doc/87407.html (RRSR RRSRSRRReS: 20.01.17).
4.
Mohammad Ali. Afghanistan. An historical sketch Afghanistan, vol XII, January-March 1957, v 1, p.7.
5.
RRRRRRSReS RRRRS RRSSReRR Re RRRRReRR RR RRRRR RRSSReRe, RSRRRReSSRRR Re RReRRSR. R.-RRSRSRSSR, 18/31 RRRSSSR 1907 R. // RRRSRReR RRRRRRSRR RRSSReRe S RSSRReRRe RRSSRRSSSRRRRe (1856-1917) RRSSRRSSSRRRRRR ReRRRSRRSSSRR RRRReSReSRSRRR RReSRSRSSSS, 1952 R. R. 386-394.
6.
Article V of the August 8, 1919, Treaty of Rawalpindi; Article II of the November 22, 1921 finalizing of the treaty of Rawalpindi.
7.
M. D. Hamid Hadi. Afghanistans experience: the history of the most horrifying events involving politics, religion and terrorism, AuthorHouse, 03.24.2016.-P. 646.
8.
Rhea Talley Stewart. Fire in Afghanistan, 1914 v 1929: faith, hope, and the British Empire. Garden City, N.Y.: Doubleday & co., 614pp., Publication Date: January 1973.
9.
Admission of Yemen and Pakistan to membership in the United Nations: resolution / adopted by the General Assembly. URL: http://unbisnet.un.org:8080/ipac20/ipac.jsp?session=148740A728Y1J.9592&profile=voting&uri=full=3100023~!909513~!1&ri=1&aspect=power&menu=search&source=~!horizon. (accessed: 20.12.2016).
10.
Joseph V. Micallef. Afghanistan and Pakistan: the poisoned legacy of the Durand Line. URL: http://www.huffingtonpost.com/joseph-v-micallef/afghanistan-and-pakistan_b_8590918.html (accessed: 28.12.2016).
11.
RRRReSRReR R.R. RRRReSSRR-RSRRRReSSRR: RRSRRRRRRRS RSRRReSR // RRReS Re RSSReRR SRRRRRS. v2010. v v 3. v R. 12.
12.
RRSRRRRReR RRRRReRSRRS-SRRR, Re. R. RReRReSSSR RSRSRRSRRReS, RR RRRSRSS RReRRRRRSReSRSRReS RRSRRRRRSRR S RSRRReSRRSSSRRR RRRReSSRRR. 04.02.48 R., // RSSSSRReSSRR / RRRSRReR RRRSRRRSRR,1947-1959 RR. v RSRRR SSSRR RSRRRRRR RRSSRRR RReRReSSRSSSRR ReRRSSSRRRSS RRR RRRR RRR SRR. RRRRRRR R., RSSReRR R., ReSRS 1959 R. v R 45.
13.
Sehrish Qayyum and Umbreen Javaid. Coordinated Border Management (CBM): A Quantum Approach to Resolve Bilateral Conflicts between Pakistan and Afghanistan. // Journal of Political Studies, Vol. 24, Issue-2, 2017, RS.499-515.
14.
RRSSRRRR R.R. RSRReSRSRReR SRRRSRSReRR R RRRReSSRRR RRR SRSRRR RRRRSRRSRRRRR RRRRRRSRRSSRe // RRSSRReR RRRR. 2013, v3. R. 150.
15.
RRRRRSRRReSRReR R. R. RReRReS RSSRRRR // RRSSReSRSReRRSRSR RRRSRS R RSSR-RRReRSSRRR RReSR. RSR. SRR. RSSRRSSRR R. R. RRRRR (R) RRR RRSSReRe. R.: RSRRRS RSRSS, 2013, S. 230 v 233.
16.
M. D. Hamid Hadi. Afghanistans experience: the history of the most horrifying events involving politics, religion and terrorism, AuthorHouse, 03.24.2016.-P. 646.
17.
Afrasiab Khattak. New fault lines // The Express Tribune. 23.05.2013. URL: https://tribune.com.pk/story/553389/new-fault-lines/ (accessed: 23.12.2016).
18.
Fahad Khan. President Daud Khan of Afghanistan and his relations with Pakistan. // Pakistan Defence, 08.04.2014. URL: https://defence.pk/pdf/threads/president-daud-khan-of-afghanistan-and-his-relations-with-pakistan-prince-sardar-muhammed-daud-was.308294/. (accessed: 20.12.2016).
19.
Sheikh Aziz. A leaf from history: the Afghan situation. // Dawn, 03.03.2013. URL: https://www.dawn.com/news/789922. (accessed: 20.12.2016).
20.
RRSRRRRReR RReRReSSSR ReRRSSSRRRSS RRR. // RSSSSRReSSRR / RRRSRReR RRRSRRRSRR,1947-1959 RR. v RSRRR SSSRR RSRRRRRR RRSSRRR RReRReSSRSSSRR ReRRSSSRRRSS RRR RRRR RRR SRR. RRRRRRR R., RSSReRR R., ReSRS 1959 R. v R 297.
21.
RRSRR RSRRReS RRR RSRRRReSSRRR RSRRSReSRRSRR RSSSSRRRRReS RSRRSRS-RReRReSSSR RRRReRRRSReSRRReRe. 04.03.56 R. // RSSSSRReSSRR / RRRSRReR RRRSRRRSRR,1947-1959 RR. v RSRRR SSSRR RSRRRRRR RRSSRRR RReRReSSRSSSRR ReRRSSSRRRSS RRR RRRR RRR SRR. RRRRRRR R., RSSReRR R., ReSRS 1959 R. v R 293.
22.
RRRRRSRRReSRReR R. R. RSRRRe RSSSSRSRRR SReRReRReRRSReRe. 23.11.10. URL: http://afghanistan.ru/doc/18905.html (accessed: 26.01.17).
23.
RRRS RRRRSRRR. RReRReS RSSRRRR: 60 RRS RRR RReSR // RRSRSRRSReRRRR-RRRRReSReSRSRReR RRSSRR RSRRRReSSRR. 05.04.2010. RRRRSSRRRSR SRSSSS: http://afghanistan.ru/doc/17027.html (RRSR RRSRSRRReS: 15.01.17).
24.
Timothy Nunan. Humanitarian invasion: Global development in cold war Afghanistan, Cambridge University Press, 2016. P. 332.
25.
Abdul Rauf Yousafzai. His lonely war. // The Friday Times, 14.10.2016. URL: http://www.thefridaytimes.com/tft/his-lonely-war/.(accessed: 20.12.2016).
26.
Record of a Conversation of M. S. Gorbachev with President of Afghanistan, General Secretary of the CC PDPA Najibullah, Tashkent, April 07, 1988 / History and Public Policy Program Digital Archive, Gorbachev Foundation, Moscow. Provided by Anatoly Chernyaev and translated by Gary Goldberg for CWIHP http://digitalarchive.wilsoncenter.org/document/117250. (accessed: 20.12.2017).
27.
RRRSSSR R.R., RRRSReRRRR R.R. RRRRReRSRRR. RSRRRReSSRR R SReSRRS RRRRRRReSReRRe (1999.). R.: RRRR.-1998.-240 S.
28.
M. D. Hamid Hadi. Afghanistans experience: the history of the most horrifying events involving politics, religion and terrorism, AuthorHouse, 03.24.2016.-P. 646.
29.
Durand Line will never be accepted as formal border: Karzai. // THE EXPRESS TRIBUNE, October 13, 2017. URL: https://tribune.com.pk/story/1530071/durand-line-will-never-accepted-formal-border-karzai/.(accessed: 20.12.2016).
30.
M. D. Hamid Hadi. Afghanistans experience: the history of the most horrifying events involving politics, religion and terrorism, AuthorHouse, 03.24.2016.-P. 646.
31.
Afrasiab Khattak. New fault lines // The Express Tribune. 23.05.2013. URL: https://tribune.com.pk/story/553389/new-fault-lines/ (accessed: 23.12.2016).
32.
Shamshad Ahmad. Pakistan and World Affairs // Criterion quarterly. 25.01.14. URL: http://www.criterion-quarterly.com/pakistan-and-world-affairs/ (accessed: 23.12.2016).
33.
Arwin Rahi. Why the Durand Line matters // The Diplomat. 21.02.2014. URL: http://thediplomat.com/2014/02/why-the-durand-line-matters/ (accessed: 10.01.2017).
34.
Durand line issue settled and closed // Dawn. 25.10.2012. URL: http://www.dawn.com/news/759397 (accessed: 17.01.2017).
35.
Madiha Afzal. Identity goes beyond Islam in Pakistan // Foreign Policy. 02.02.2016. URL: http://foreignpolicy.com/2016/02/02/identity-goes-beyond-islam-in-pakistan/(accessed: 20.12.2017).).
36.
RSRRSRR R.R. RReRRS, RSRRRRRS RSRRRReSSRRS // RRRReS. RRSRRRRRRReR. 29.10.16. RRRRSSRRRSR SRSSSS: http://lawinrussia.ru/content/zhizn-otdannaya-afganistanu (RRSR RRSRSRRReS: 18.02.17).
37.
Sehrish Qayyum and Umbreen Javaid. Coordinated Border Management (CBM): A Quantum Approach to Resolve Bilateral Conflicts between Pakistan and Afghanistan. // Journal of Political Studies, Vol. 24, Issue-2, 2017, RS.499-515.
38.
RRRRSSRR R. RSRRReSS RRSRRRRSRRRR SRSRR. RRRRSSRRRSR SRSSSS: http://www.edc.spb.ru/activities/conferences/40years/ anderson.html (RRSR RRSRSRRReS: 10.01.2017).
39.
Abubakar Siddique. Border Talk crosses the Line in Afghanistan // Radio Free Europe Radio Liberty. 24.10.2012 URL: www.rferl.org/a/afghanistan-durand-line/24749671.html (accessed: 09.03.2017).
40.
Ghafoor A. Liwal. Areas between Afghanistan and Pakistan and the present turmoil. URL: www.src-hokudai-ac.jp/publictn/eurasia_border_review/no1/07_Liwal.pdf (accessed: 09.03.2017).
41.
Sharif Amiri. Pakistan to conduct joint ops with Afghanistan along Durand Line. // ToloNews, 05.07.2017. URL: https://www.tolonews.com/index.php/afghanistan/pakistan-conduct-joint-ops-afghanistan-along-durand-line. (accessed: 09.03.2017).
42.
Sehrish Qayyum and Umbreen Javaid. Coordinated Border Management (CBM): A Quantum Approach to Resolve Bilateral Conflicts between Pakistan and Afghanistan. // Journal of Political Studies, Vol. 24, Issue-2, 2017, RS.499-515